May 25th, 2014

одри

Всё мало за росу и свет багряный


Всё мало за росу и свет багряный,
За неба глубину и тополь алый.
За воздуха прохладу, сырость тучи,
Звёзд водопада и туман летучий.

Всё даром, кроме взгляда и улыбки,
Слёз радости, печали зыбкой.
А, впрочем,говорят, и это даром.
Ведь, что ни дай, всё это будет мало.
promo meggirita january 24, 2014 22:30 57
Buy for 10 tokens
Машина остановилась перед многоэтажным кирпичным домом старой постройки. Женщина попросила водителя подождать и выскользнула из дверей иномарки, подхватив рукой полу удлинённого пальто. Ветер рвал кроны придорожных тополей, ветви как тонкие руки среди дрожащей листвы, изгибаясь, тянулись за ним в…
одри

Пылает жарко печка, написала сегодня

роза

Пылает жарко печка,
И скрипнет тихо дверь.
Тень на стене от свечки
И стылая постель.

Верхушки сосен тёмных,
И звёзд размазан свет.
Но этого в помине,
Нет, нет, и нет, и нет.

Придумал я всё это,
Мне страшно, я боюсь.
Мне больно, больно, больно,
И я к тебе стремлюсь.

Меня ты не увидишь,
Не скрипнет тихо дверь.
И не меня ты любишь,
Поверь, поверь, поверь.
 
одри

Не выдержала радости.


Муж мисис погиб в аварии поезда. Его фамилия стояла первой в списке погибших. Брат мужа пришёл сообщить эту прискорбную весть сам, так как у вдовы было больное сердце. Когда он ушёл, вдова заперлась в комнате и села в кресло перед открытым окном. Она была ещё молода и красива. Печально склонила она голову и вдруг вскочила в радостном порыве- СВОБОДНА! Теперь никто, ни один дурак не будет ей указывать, как жить! Конечно , она его любила. иногда. Но большей частью нет. Этого тирана и придурка.

Тут вдруг открылась калитка, на пороге появился муж вдовы. Он не слышал ни о какой аварии и, вообще, был в другом месте. Сестра вдовы хотела телом закрыть мужа, но не успела. Врачи констатировали, что миссис умерла от разрыва сердца. Не выдержала радости.
одри

Что теперь будет?


Как это сладко звучит! Мы расстаёмся! И так тянет внутри и ноет, сладко и больно одновременно. Эдакий мазохизм для внутреннего употребления. Теперь можно ходить по городу, и все будут видеть твою кислую рожу. Кислую-прекислую физиономию. На которой для всех написано, на лбу огромными буквами. Я - страдалица. Мне тошно, грустно, мерзко, гадко. И удивительно хорошо, чудесно, восхительно и обалдительно.

Collapse )
одри

В дурмане игры, написала сегодня

игра
В дурмане игры, убивая
За картою карту, сижу.
До дна всё сейчас проиграю,
И жизнь я на плаху сложу.

С корицей глинтвейн, вечер,
Душно и профиль задумчивый твой.
От ветра колеблются свечи,
Я карты снимаю рукой.

И влажный твой рот, нежный,
Алый, и кругом идёт голова.
В бокалах вино, смех небрежный.
И в горле застыли слова.

И в дымном оконном пролёте
Господь мне помашет-Не смей!
Вы чай мне зелёный нальёте.
Жасмин, не бывает вкусней.

И больше играть я не стану.
Я, всё таки, хитрый и злой.
В покое подушек диванных
Я спрячусь от рока с тобой.
одри

Это будет завтра.


Мэгги обнаружила, что на карточке образовалась какая-то сумма лишних денег. Их нужно было потратить с толком, чтобы получить удовольствие. Для чего мы живём? Спрашивала она себя. Про себя. И сама себе же про себя отвечала. Для удовольствия. Макс так задурманил ей голову, что никакого удовольствия она практически и не испытывала. От малейшей ерунды, не известно от чего на глаза наворачивались слёзы и стояли там озерцами. Бедная я, бедная. Жалела она себя. Лучше бы она этого не делала. Тут уж озерца превращались в капли и катились по щекам. Хотелось запереться в ванную, включить на полную горячую воду. И выплакаться всласть. Навзрыд, чтобы, наконец, забыть его, избавиться от наваждения. Как он смог отравить её, как залез в душу. Кто знает?

Collapse )