August 4th, 2014

одри

Губы разлепить нельзя



Сонечка вся как бы светилась изнутри. Под кожей розовело что-то, пало. И это было то самое, что могло свести с ума кого угодно. Хотел сказать ей, что давно уже не живёт. И ей тоже самое потом предстоит. Но вместо этого он засмеялся дико, крутанулся вокруг себя на каблуках. В общем, вёл себя как полностью сумасшедший. Или частично потерявший разум.

Под утро, когда город ещё спал сладко. Розовел домами-слонами на другой стороне улицы, персиково-молочным светом заливался от первых солнечных лучей. И сквозь сон иногда тихо шелестел широкими, ребристыми, льнущими к земле, шинами. Персиковый туман полз по каменным гранитным спускам к воде, по ступеням. Амальгамой тёмной, мелкой рябью переливалась, перекатывалась река в тяжёлых берегах. Дугами, арками выгибались каменными спинами мосты. Неведомо откуда и неведомо куда. Зелёным кружевом деревья , и сквозь них голубело небо. Сегодня тихое, бледное.

Collapse )
promo meggirita january 24, 2014 22:30 57
Buy for 10 tokens
Машина остановилась перед многоэтажным кирпичным домом старой постройки. Женщина попросила водителя подождать и выскользнула из дверей иномарки, подхватив рукой полу удлинённого пальто. Ветер рвал кроны придорожных тополей, ветви как тонкие руки среди дрожащей листвы, изгибаясь, тянулись за ним в…
одри

На Центральном вокзале.


На Центральном вокзале, где рельсы все сходятся.
Будто улей шумит, и лишь эхо гуляет под куполом.
Мы с тобой поездами как в вечность расходимся.
Расстаёмся, скорлупки две, хрупкие и испуганные.

Ты в мятом пальто, в руках сумочка красная,
На распухших губах помада вся слизана.
На щеках два пятна растекаются красками,
Тушь подтёками, щедро и густо размазана.

А в душе моей шар, твоим светом наполненный.
Он сквозь пальцы к тебе вечно рвётся и мечется.
Я смотрю сквозь тебя, отстранённо и холодно.
А душа моя временем просто излечится.