meggirita (meggirita) wrote,
meggirita
meggirita

Перламутровые пуговички, написала сегодня



Квартира была шикарная, только показывать и хвалиться. Апартаменты в дорогущем небоскрёбе с голубыми толстыми стёклами в пол. Купленная, разумеется, на мои деньги. Он писатель, так себе. Хоть и именит, но то густо, то пусто. В городе было душно, ветер обдувал жаром, маревом. Наклонял усеянные мелкими медовыми цветами метёлки кустов. Веял жёлтой, тонкой как пудра пыльцой. Раздувал платье длинное шифоновое в разводах. Потом затаскивал его между ног. Я еле тащила себя, девочка- дюймовочка, на тонких своих сухих прутиках-ножках. Цеплялась каблуками белых босоножек за дорожную плитку под ногами. Ничего не хочу, ничего. И его видеть не могу, мужа.

Мне тридцать пять. Всё впереди, но уже пусто как-то внутри. Вбежала в квартиру- никого. Муж наверху укладывал чемодан. Ухожу от тебя. Большая гривастая прекрасная его голова и больно внутри. Как-будто что отрывается от тебя. И зальётся уж сейчас кровью. И будет невыносимо тяжко. Хирургически стерильно без него. Ухнула в кожаное красное кресло и утонула в нём. Смотрела оттуда, из глубины как запуганный маленький зверёк. Бьётся жилка в виске, а в сердце как-будто маленькие ножички точатся. Дзынь-дзынь.

Рубашка на нём белая. Совсем тонкая, как батистовая. С пуговичками толстенькими из натурального перламутра. Сама покупала. Посмотреть на него. В последний уж раз. Подошёл, опустился на бежевый пушистый, утонешь, ковёр на колени перед ней. Обнял руками сзади за детские половинки:
- Я не могу больше с тобой! Пойми! Конечно, я люблю тебя..
Сглотнул. Это-то и больнее ещё, люблю.
- Разумеется, люблю. Но я не могу. Ты отбираешь что-то у меня. Я при тебе и писать-то уже не могу. Дышать не могу, ты меня душишь. Просто за горло хватаешь и душишь. Конечно, я буду жалеть. Я уже и сейчас жалею...

Начал расстёгивать мелкие перламутровые пуговички, путаться в петельках. Руки тряслись. Сбросил на пол брюки тонкие из синей итальянской шерсти, сама покупала. И они валялись на полу комом, зверем таким. Шерстяные заросли на груди, такие знакомые. Ритм, кровать качается туда-сюда. Я плачу, глотаю слёзы. Бьётся жилка в виске, вот разорвётся. И ножички точатся, дзынь-дзынь.

Под утро прихожу домой, в четыре утра. В клубе с подругой торчала. Волоку её пьяную, она еле идёт. Он сидит.
- Где ты была, я извёлся весь! Телефон отключила!
И чемодан на полу валяется рыжий из тонкой дорогой кожи с открытой пастью. Сверкает золотыми металлическими замками как зубами. Весь полный аккуратно уложенными батистовыми белыми рубашками с толстенькими перламутровыми пуговичками.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Клиенты говорят

    У клиентки подруга-врач живёт в Америке. Говорит, поцарапала чужую машину так, что следов практически не видно. Пострадавшая тётенька- американка…

  • Корпоративная карьера

    90-е в России успешно закончились, из грязи в князи теперь на дурака невозможно вылезти. Единственный путь наверх- в чиновники или по корпоративной…

  • К вопросу о прививках

    Продавщица соседнего бутика сделала Спутник, не болела ковидом. Уговаривала ближайшую подругу сделать вакцину. Та- то некогда, то -вот, сейчас…

promo meggirita january 24, 2014 22:30 57
Buy for 10 tokens
Машина остановилась перед многоэтажным кирпичным домом старой постройки. Женщина попросила водителя подождать и выскользнула из дверей иномарки, подхватив рукой полу удлинённого пальто. Ветер рвал кроны придорожных тополей, ветви как тонкие руки среди дрожащей листвы, изгибаясь, тянулись за ним в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments