meggirita (meggirita) wrote,
meggirita
meggirita

Утром он сначала кормил все свои души

Если бы ты был не ты, а другой человек, то сегодняшний разговор нельзя было бы закончить на этом. Остался осадок. Нужно было бы выяснить, что не так, прояснить и разобраться. Сцепить мизинцы- мир. Но ты это ты. Тебе трудно будет жить. Да и сейчас уже трудно. Хочется сказать - всё, больше никогда, это невыносимо. И хлопнуть дверью и забыть. Но ты не поймёшь почему. Подумаешь, что это чья-то непримиримость, замороченность, злобность. Но это твои души в тебе. Разные, но все одинокие, обиженные и не понимающие - почему? Почему нам так плохо? А потому , что открытость и мягкость их искусственная, вынужденная. Просто маска, скрывающая настоящее. Не мягкое, не доброе, а страдающее. И поэтому агрессивное и непримиримое.

Дело в тебе. Внутри тебя живёт множество душ. И все разные. Их можно различить по запаху, они пахнут все по-разному. Одна тёплыми пирожками с мясом. Надкусишь и во рту просто тает тонкое тесто с мясной прослойкой. Какая-то жареными котлетами. Душа эта котлеты ела, сначала обкусывая котлетину вокруг маленькими кусочками.А потом уже пихала в рот оставшуюся кругленькую серединку. Некоторые - борщом. Ну, и табаком и водкой, конечно. Самая сердитая.

Их можно различить по одежде. Какая-то в мягкой фетровой шляпе с широкими полями и с кашемировым шарфом. Какая-то в шоколадном пиджаке и вельветовых брюках. В махровом халате. И самая сердитая - в жёсткой куртке из ткани, похожей на ту, из которой шьют шинели.

Утром он сначала кормил все свои души, а потом уже ел сам. Иногда самому уже ничего не доставалось, и он оставался голодным. Поэтому был таким худым и грустным. Ему было плохо, ужасно плохо. Но никто не хотел понимать это. Все только ждали, что он ласково заговорит с ними, поддержит разговор и будет долго-долго рассуждать. А что самому ему так плохо, что повеситься хочется, абсолютно никого не интересовало.

Ведь он никто, в сущности. Нет у него заводов, газет, пароходов, чтобы купить внимание. Иногда он на дне кофейной чашки искал ответ, что же делать. Но не находил никогда. Тогда он писал на мелких купюрах, чтобы он хотел изменить в своей жизни. И разбрасывал их по одной в людных местах. И смотрел. Люди поднимали бумажку, разглаживали её и убирали в кошелёк. И ничего не менялось. Тогда он стал грустный-грустный. Одинокий-одинокий. И совсем недобрый. Грустный клоун, что может быть грустнее? Как он может быть добрым к ним, если они к нему так. И стал ждать, когда всё это закончится. Навсегда.
Subscribe

  • Благодарю тебя, создатель

    Есть такая интересная закономерность- те, кто ругают власть, в нашем случае ПУ, сами несчастливы. Несчастливы неимоверно. Вот, один блогер, не боясь,…

  • Гольдман

    Есть у нас поблизости сетевой продуктовый магазин, его на своём горбу тащат два старших кассира или администратора. Они на работе с утра до вечера,…

  • ВСЁ ПОЭТОМУ

    Внешность человека это, вообще, ничто. Главное, что за инопланетное существо обитает под этой кожей, этими волосами, этим черепом, который не может…

promo meggirita january 24, 2014 22:30 57
Buy for 10 tokens
Машина остановилась перед многоэтажным кирпичным домом старой постройки. Женщина попросила водителя подождать и выскользнула из дверей иномарки, подхватив рукой полу удлинённого пальто. Ветер рвал кроны придорожных тополей, ветви как тонкие руки среди дрожащей листвы, изгибаясь, тянулись за ним в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Благодарю тебя, создатель

    Есть такая интересная закономерность- те, кто ругают власть, в нашем случае ПУ, сами несчастливы. Несчастливы неимоверно. Вот, один блогер, не боясь,…

  • Гольдман

    Есть у нас поблизости сетевой продуктовый магазин, его на своём горбу тащат два старших кассира или администратора. Они на работе с утра до вечера,…

  • ВСЁ ПОЭТОМУ

    Внешность человека это, вообще, ничто. Главное, что за инопланетное существо обитает под этой кожей, этими волосами, этим черепом, который не может…